«Легла молодая и красивая, а выписали парализованную и гниющую». 28-летняя пермячка стала инвалидом после лечения в городской больнице

Происшествия


Дарья Савкина провела в искусственной коме полтора месяца. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

После лечения в городской больнице жизнь 28-летней пермячки Дарьи Савкиной разделилась на до и после. В медучреждение привезли молодую и цветущую девушку, а через три месяца родителям отдали гниющее и обездвиженное тело дочери.

Таблетка от давления

Переломный момент в жизни Дарьи произошел в августе 2020 года. Девушку начали мучить острые боли в животе, сначала она пыталась лечиться самостоятельно, но боль не проходила, и когда терпеть уже не было сил, Дарья вызвала «скорую».

— Прямо во время осмотра у меня повышалась температура, — вспоминает Дарья. — Но врач лишь дал таблетку от давления, выписал лекарства и предположил, что у меня отравление. Сказал, что в больницах в Перми свободных мест нет и госпитализировать меня могут только в Добрянку. Но от госпитализации в другой город я отказалась.

На следующий день к Дарье приехала неотложка, девушку вновь осмотрели и назначили еще лекарства.

— Два дня я пила все, что мне прописали врачи, но лучше не становилось, — вспоминает девушка, — Наоборот, самочувствие ухудшалось с каждым днем — из живота боль перешла в почки и поясницу, я в буквальном смысле не могла встать. Я вновь вызвала врачей и только тогда меня экстренно госпитализировали.

Кровь фонтаном

— Уже в машине «скорой» начались проблемы, — вспоминает Дарья. — Сначала практикант поставил капельницу, после чего моя рука сильно разбухла. Врач достала иглу и сказала: «Ой, не попали, ну ладно, в больнице нормально сделают», но в больнице капельницу снова ставил практикант. Кровь из руки захлестала фонтаном. От боли и усталости у меня уже начала кружиться голова, я была в полуобморочном состоянии. Потом мне сказали, что нужно делать лапароскопию, чтобы выяснить причину боли. Я согласилась, подписала нужные бумаги и меня повезли в операционную.

Полтора месяца комы

— Очнулась я только через 44 дня, — рассказывает Дарья. — Когда открыла глаза, не могла пошевелить ни руками, ни ногами, ни головой — все тело было обездвижено. Из горла торчала какая-то трубка, и я не могла разговаривать даже шепотом. Поэтому спросить, что со мной происходит, было невозможно. Вскоре начали ходить массажисты и постепенно восстановили мне руки. Когда я, наконец, смогла ими пошевелить, увидела, что на кистях шрамы. Откуда они появились, мне до сих пор неизвестно. А когда я увидела пролежни, которые образовались во время комы, у меня чуть сердце не остановилось.

Пролежни у Дарьи заживали несколько месяцев. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Пролежни у Дарьи заживали несколько месяцев. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Читать  Сообщение о "минировании" нижегородских школ и аэропорта поступило в МЧС

В реанимации Дарья провела почти полтора месяца, долгое время держалась температура.

— Все это время мне кололи антибиотики и ставили капельницы, — вспоминает пермячка. — Когда нормализовалось давление, меня перевели в общую палату, в отделение плановой хирургии. Толком за мной там никто не ухаживал, массажисты приходили ежедневно, а вот медсестры заходили в палату 1-2 раза в день. Притом, что я по-прежнему была парализована – не могла даже перевернуться, могла шевелить только руками. Приходили врачи, осматривали, но не могли понять, почему я не могу встать на ноги. А через две недели меня выписали, сказав: «Ну что, панкреатит мы вам вылечили, дальше долечивайтесь сами».

Пролежни образовались даже на голове. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Пролежни образовались даже на голове. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Из больницы – на спецмашине

Мама Дарьи вызвала машину для перевозки лежачих больных. Уже дома она увидела на теле дочери пролежни. Дарья утверждает, что в выписке было сказано: «пролежни очистились, постепенно заживают», врачи рекомендовали наблюдение у специалистов по месту жительства.

Хотите помощи – пишите жалобы

— Я встала на учет в районную поликлинику, но и там столкнулась с проблемами, — говорит Дарья. — Заведующая разводила руками и говорила: «Я не понимаю, почему вы не встаете». А врачи не могли нормально выписать рецепт на необходимые препараты: то вовсе забывали вписать лекарство в рецепт, то неправильно заполняли документ. Медсестра, которая приезжала на дом делать ЭКГ, должна была взять кровь, чтобы я смогла попасть на реабилитацию, но все не появлялась. Тогда мы стали писать жалобы в надзорные ведомства. Только спустя полгода после выписки и многочисленных жалоб, отношение ко мне заметно изменилось: у меня взяли кровь, а врач-терапевт стала сама звонить, уведомлять, на какой стадии находится наша ситуация с реабилитацией и когда придут результаты анализов. А в один из дней вообще удивила — пришла без вызова. Была внимательна, не торопилась, выслушала все мои проблемы и ответила на вопросы. А позже дала нам направление на прохождение медицинской реабилитации.

Дарья оказалась полностью обездвижена. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Дарья оказалась полностью обездвижена. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Читать  Депутата-коммуниста Бондаренко задержали в Саратовской области

Нервных клеток — 20%

Даше назначил 25-дневный курс лечения: кинезитерапию, магнитотерапию, электрофорез, массаж, уколы — все, что возможно, но прогресса никакого не было.

Импульсное обследование показало, что из нервных клеток функционируют только 20 процентов. А на тазобедренных суставах образовались костные наросты. Выход один – операция.

— Но врачи сказали, что случай неординарный и операция будет сложной, — говорит девушка. — И то это не даст мне возможность ходить, я только лишь смогу нормально сидеть. Разговоры о полном восстановлении ног пока даже не ведутся. Но это единственный шанс на пути к выздоровлению, и я согласилась на очередное хирургическое вмешательство.

Верю, что снова смогу ходить

— Операция прошла хорошо, — рассказывает Дарья. – Мне удалили наросты, но пока только на правой ноге. Сразу после операции пришли заведующий и инструктор реботделения, проверили объем движений и сказали, что результат ожидаемо хороший. Сейчас я снова прохожу курс реабилитации: магнитная стимуляция, массаж ног и ЛФК. После предстоит операция на левую ногу. Здесь я в надежных руках, врачи очень чуткие и внимательные, и я им полностью доверяю. Пока мне не дают гарантий, что я снова встану, но я буду бороться и верить, что однажды снова смогу ходить.

Первая операция прошла успешно. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Первая операция прошла успешно. Фото предоставлено Дарьей Савкиной

Кто виноват?

По словам Дарьи, на вопросы врачам, зачем ее столько дней продержали в искусственной коме и почему допустили образование пролежней, никто внятного ответа не дает.

— Мне сказали, что все ответы я найду в выписке, но это не выписка, а какая-то отписка. Где нет никакой конкретики. Понимаю, что, скорее всего, пошли какие-то осложнения и этим они хотели спасти мне жизнь. Но почему впоследствии ко мне было такое отношение. Ни ухода, ни толкового объяснения. В больницу я попала ходячей, а выписали — парализованную и гниющую. Кто теперь за это будет отвечать? — негодует девушка.

Читать  СК предъявил обвинение тобольскому депутату, наехавшему на инспектора ДПС

За компенсацией – в суд

В пресс-службе Министерства здравоохранения Пермского края не смогли прокомментировать произошедшее, сославшись на врачебную тайну. Медицинский юрист Евгений Козьминых предположил, что во время лапароскопии у Дарьи произошла остановка кровообращения:

— Возможно, был слишком глубокий наркоз или аллергическая реакция на какие-то препараты. Но чтобы точно понять, что произошло, нужно смотреть все выписки. Сейчас у девушки есть два варианта: либо сразу подавать в суд, который назначит судебно-медицинскую экспертизу для установления причинно-следственной связи между медицинским вмешательством и его последствиями. Либо подать заявление в министерство здравоохранения. Они проведут проверку качества оказания медицинской помощи и выдадут предварительное заключение, с которым она может обратиться к нам, и мы скажем, есть ли основания для обращения в суд и взыскания компенсации.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Пермячку с воспалением кишечника до смерти залечили от рака

Судят хирурга, который неправильно поставил диагноз. Ему грозит до трех лет ограничения свободы (Подробнее…)



Источник

Оцените статью