Коллега омского бортмеханика с разбившегося на Камчатке Ми-8 рассказал о нем

Происшествия


Посадить воздушное судно в такой рельефной местности да еще в непогоду — действительно высший пилотаж. Фото: Владимир ВЫСОТИН

Напомним, катастрофа случилась в ночь на четверг, 12 августа на Камчатке. Летевший над Южно-Камчатским заповедником вертолет Ми-8 рухнул в Курильске озеро. 8 из 16 человек, находившихся на воздушном судне, числятся пропавшими без вести. Но шансов на их спасение все меньше.

Еще восемь человек выжили. Одним из счастливчиков, родившихся в рубашке, оказался 28-летний бортмеханик Марат Мадиев. Выяснилось, что он имеет непосредственное отношение к Омску. Здесь он три года учился в летном училище, а потом еще чуть больше года проходил специализацию именно на бортмеханика.

«КП-Омск» нашла однокурсника и коллегу Марата Владимира Высотина. Вот, что он нам рассказал.

За год до несчастного случая Марат рассказывал о маршруте, на котором работает.

За год до несчастного случая Марат рассказывал о маршруте, на котором работает.

– Марат в реанимации. Жена сейчас в шоке, – говорит Владимир.

Как думаете, что могло случиться: техника подвела или все-таки человеческий фактор?

– Думаю, обе эти причины совместились.

Фото: Владимир ВЫСОТИН
Фото: Владимир ВЫСОТИН

Вертолеты, может быть, старые?

— Да нет, нормальная техника. Я даже, наоборот, на новой, современной летал. Проблема в другом: там очень сложная, рельефная местность. Плюс погода – ветер, туманы. Тяжело работать. Из-за этого аварии и случаются. Дорог там нет, по воздуху – единственная возможность транспортного сообщения между населенными пунктами.

Вы же с Маратом вместе учились, а потом и работали?

– Да. Последние пару лет меньше общаемся, потому что я переехал. А, вообще, он у нас ботаник (смеется). Всегда был отличником, лучшим в эскадрилье. Очень хотел перебраться именно на Камчатку. Осуществил свою мечту, можно сказать. Мы с ним вместе работали. Потом я уехал на родину на Алтай. А он остался там, обзавелся семьей, у него уже двое детей.

Фото: Владимир ВЫСОТИН
Фото: Владимир ВЫСОТИН

Платят хоть нормально за такие экстремальные условия труда?

– До 100 тысяч рублей в месяц. Но на самом деле по сравнению с камчатскими ценами это не сказать, чтобы очень много.

Читать  СМИ: три человека пострадали при пожаре в студенческом общежитии в Москве

Может быть, Марат вам жаловался, говорил, что хочет уехать?

– Да нет. Мы оба работали в компании «Витязь-Аэро». И его, и меня там все устраивало. Знаю точно, что у него даже и в мыслях нет переезжать куда-то в другое место.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Хожу на работу как на праздник»: Бортмехаником разбившегося на Камчатке вертолета оказался выпускник омского летного училища

Бортмехаником на Ми-8, потерпевшем крушение на Камчатке, оказался Марат Мадиев. По предварительной информации, он чудом выжил. Всего на борту находились 16 человек, 8 из них числятся пропавшими без вести.

Впрочем, шансы найти живым еще кого-то исчезают с каждой минутой: глубина Курильского озера, куда рухнуло воздушное судно, более ста метров. Температура воды там +5 градусов. Поиски осложняет густой туман. (Далее…)



Источник

Оцените статью