Почему Горбачеву в Лондоне не дали денег

Общество


Два президента и не думали скрывать, что по ряду проблем их позиции совсем не схожи. Фото: Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС

17 июля 1991-го года в столице Великобритании собрались лидеры семи ведущих стран мира. И впервые на эту встречу пригласили президента СССР Михаила Горбачева.

Перед той, очень важной поездкой, Михаил Сергеевич собрал в Москве руководителей девяти тогда еще союзных республик и несколько ученых-экспертов, чтобы поделиться с ними планами на этот саммит. И получить товарищески наказы от коллег и однопартийцев на дорожку.

KP.ru нашел в архивах РГАНИ стенограмму этой удивительной встречи.

ДЕФИЦИТ — 80 МИЛЛИАРДОВ!

Президент СССР напомнил, что собрались обсудить свои, внутренние проблемы — на фоне встречи их «большой семерки». При том время от времени путался в цифрах.

— Независимо, Лондонская встреча есть или нет, это в основном политический разговор, — сообщил Горбачев, — а прежде всего это нужно нам для собственной жизни, чтобы мы двигали реформу.

Михаил Сергеевич признал, что ситуация в Советском Союзе «складывается крайне неблагоприятно»:

— В первом полугодии дефицит бюджета страны составил около восьми миллиардов рублей против 55.

Голоса: Восьмидесяти.

Горбачев: А я что сказал?

Голоса: Восьми.

Горбачев: Восьмидесяти против 55 миллиардов предусмотренных. Если эти тенденции не переломить и в производстве, и вообще в финансах — 240 миллиардов рублей или примерно 10% валового национального продукта, который при удвоении при нынешних ценах ( был около одного миллиарда), теперь будет около двух миллиардов.

Голос: Триллионов.

Горбачев: Триллионов. Эмиссия за пять месяцев — 19 миллиардов рублей…

Критерием тут должен быть один подход: насколько выдержит народ. Но надо делать, чтобы он выдержал, не переходить эту грань. Иначе будет сметен весь наш курс.

Советский лидер говорил о конвертируемости рубля, о том, что надо изменять структуру долгов, о неизбежности либерализации цен.

Гобачев: Уже сегодня, товарищи, называют 30-40%, а к концу года может быть и 70. Поэтому…

Ельцин:… Имеются виду оптовые

Горбачев: А?

Ельцин: Оптовые.

Горбачев: Розничные. Оптовые там у нас большие. Наверное все-таки нет. Я веду разговор о розничных, потому что нам нужна товарная интервенция в этот период. Чтобы рынок наш смог выдержать ситуацию. Кстати, Коль (канцлер Германии — ред.) говорил мне, «нам очень важно, чтобы в твоем выступлении перед нами были и предложения проектов экономического сотрудничества».

БЕЗ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Президент СССР утверждал в июле 1991-го, что у немцев вызывает огромный интерес советская конверсия, топливно-энергетический комплекс, переработка продуктов, а совместные предприятия могли бы и покупать акции, и получать концессии.

— Я Колю в шутку сказал: «Гарантируем, что второй Октябрьской революции не будет». Он говорит «Это уже важно. Стоит сказать на Лондонской встрече». Позитивно они смотрят, чтобы поставить вопрос о нормальном включении СССР и в Международный валютный фонд и в Мировой банк…

Рассуждая о том, чем может закончиться встреча в столице Британии, Горбачев предположил: политической дискуссией, достижением большего или меньшего понимания, созданием механизма для проработки сотрудничества.. Но — никаких финансовых решений. То есть на то, что в Лондоне дадут денег, советский лидер на встрече с соратниками в Москве и не рассчитывал?

— Можем ли мы обойтись без широкого сотрудничества с Западом на путях глубокого реформирования общества и экономики?- спрашивал Горбачев присутствующих и самого себя, и сам же отвечал, — У меня точка зрения такова— не можем!

Читать  В Netflix назвали самый успешно стартовавший за год сериал

Горбачев попросил Евгения Примакова (тогда члена Совета безопасности СССР), который провел несколько важных встреч за рубежом, дать прогноз: чего хотят от президента СССР на саммите G-7.

— Они рассчитывают на то, что президент приедет укрепленный мандатом, полученным от республик. Они считают необходимым сохранения единого экономического пространства в Советском Союзе и общих правил игры, которые все должны признавать, — заявил Евгений Максимович.

ПРИБАЛТИКА НЕ ЮГОСЛАВИЯ

Потом состоялся показательный диалог президента СССР и недавно избранного президента России.

Ельцин: Было бы хорошо, если бы Вы заявили все-таки о Прибалтике. Что позиция руководства страны такова, что как Прибалтика определится, три республики, мы препятствовать выходу из Союза не будем, насильно их держать не будем.

Горбачев: У меня будет тезис такой. Потому что все попросили отметить: а что будет с теми республиками, которые за пределами деятельности Союза? Это непростой вопрос. За каждой республикой имеется право на самоопределение, но это должно происходить в рамках Конституции, а не самозахватом. К чем это ведет — вот она, Словения. Даже вот мы с вами с трудом перевариваем и еще не переварили с Татарией.

Два президента и не думали скрывать, что по ряду проблем их позиции совсем не схожи.

Ельцин: Ждут от Вас слова «частная». Вы в первый раз назвали сегодня это слово сегодня в отношении собственности.

Горбачев. Плохо ты читаешь.

Ельцин: Нет, я хорошо читаю и быстро.

Горбачев: Вот, наверное, быстро — это да.

Ельцин: Нет, я не пропускаю. Гениальных особенно выражений. Пока складывается впечатление, что Вы против частной собственности. Сегодня Вы сказали, что «нет».

Российский лидер явно пытается диктовать советскому лидеру повестку.

Ельцин: В отношении чрезвычайного бюджета. Там вообще не стоит об этом говорить.

Горбачев: Это наш вопрос.

Ельцин: Да. Мы у себя в России чрезвычайный бюджет хотим утвердить. Стабилизационный долларовый фонд . Это…

Горбачев: Конвертируемость рубля и стабилизационный фонд.

Ельцин: Вот тут немножко или Вы что-то не раскрыли дальше, что за механизм, какие там суммы, откуда, только для осуществления этих программ или только для конвертируемости рубля.

Горбачев: Только. Это специальный механизм, отработанный на многих государствах.

Ельцин: Хорошо. В США и Президент и, думаю, общественность уже готовы, чтобы пересмотреть для страны (СССР — ред.) режим наибольшего благоприятствования. Буш мне об этом заявил. Подтолкнуть еще на этом совещании, сказать об этом. Или когда будете встречаться с Президентом. Но вообще надо уже над этим ставить точку. А то все тянут, тянут. Определить срок и сказать: вот давайте, к сентябрю принимаем. Снимите…

Когда речь зашла о союзном договоре, о взаимоотношениях республик и центра и о том, как это надо представить в Лондоне, Борис Николаевич и Михаил Сергеевич вновь особо не сдерживались. Фото: Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС

Когда речь зашла о союзном договоре, о взаимоотношениях республик и центра и о том, как это надо представить в Лондоне, Борис Николаевич и Михаил Сергеевич вновь особо не сдерживались. Фото: Дмитрий Соколов/Фотохроника ТАСС

«НЕ БУДЕТ 15 ВНЕШНИХ ПОЛИТИК!»

Когда речь зашла о союзном договоре, о взаимоотношениях республик и центра и о том, как это надо представить в Лондоне, Борис Николаевич и Михаил Сергеевич вновь особо не сдерживались.

Ельцин: В отношении внешней политики республик Вы не четко сейчас сказали. Просто, наверное, Вы не ставили такую задачу. Но надо взять формулировку из проекта Союзного договора, что это сфера наших совместных действий.

Горбачев: Я сказал, напомню, фразу, что должны мы сказать твердо, что мы будем проводить единую внешнюю…

Читать  Доктор Мясников дал главный совет для правильного лечения гипертонии

Ельцин: Нет. Надо раскрыть…

Горбачев: Нет, нет, нет! Одну минутку! Я скажу то, что я сказал. Единую внешнюю, единую внешнеэкономическую политику. У нас не будет 15 внешних политик. И в рамках единого согласованного похода большая внешнеполитическая…

Ельцин: Самостоятельность…

Горбачев: Самостоятельность

Ельцин: Вот это вот должно что-то как-то..

Горбачев: Все должно быть единое, скоординированное. Иначе мы такие никому не нужны и нам не будут вверить.

Ельцин: Но тем не менее они ждут, что все-равно республики выходят на самостоятельные какие-то решения.

Горбачев: Я для вас никаких сюрпризов не подготовил.

Ельцин: Мы боялись сюрпризов.

Горбачев: Кстати, «семерка» там, говорят, самое главное — чтобы не было сюрпризов. Если сюрприз, то поставить в известность за 3 дня по крайней мере… Уже сам сюрприз, что мы встречаемся и говорим с ними.

«НАСКОЛЬКО НАРОД ВЫДЕРЖИТ?»

«Глас народа» озвучил руководитель Узбекистана Ислам Каримов.

Каримов: Народ уже понял это дело и вашу поездку в Лондон поддерживает. Но вот вопрос, который задают: нет ли здесь политических уступок? Нет ли каких-то политических условий, которые перед Вами будут поставлены, и как Вы среагируете?

Горбачев: Я не еду там на какие-то, и если будут попытки ультиматума, требования… Если речь о том… вы это делайте, вы это… или меняйте линию, то это грубейшее вмешательство. Это, я думаю, немедленно будет отпор дан, если кто. Но я исключаю, товарищи.

Каримов: И второй вопрос, вы сказали, что они от вас ждут, что гарантии Вы им дадите о необратимости процессов в Союзе. Я от позиции «9+1» отступать не буду, но вопрос в том: а в какие сроки это все будет — приватизация, либерализация цен, и все, что связано с этим? Речь о том, что надо пояса завязывать таким образом, чтобы не перехлестнуть какой-то предел, насколько народ выдержит?

Горбачев: Не можем дальше. Хотим мы или нет.

Каримов: А как определить эту черту, где народ не выдержит?

Горбачев: А вот это мы с вами. Уверен, что по-разному везде. И в России неодинаково будет. В одном регионе одно, в другом — совершенно другое.

Каримов: Если вопрос о том, что мы полностью отбросим цены и завтра от нас это потребует «семерка» или под влиянием встречи в Лондоне — это, лично я считаю, в нашем регионе неприемлемо. Когда говорили о рынке, все были «за», а когда поднялись цены, Вы не представляете, насколько была реакция неожиданная. Это может привести к серьезным потрясениям.

«ИНАЧЕ НАС ВООБЩЕ РАЗДЕНУТ»

Республики-передовики представлял украинский премьер Витольд Фокин, которого тоже заботила «безоглядность» и резкость реформ.

Фокин: Я под впечатлением от записки немецкого профессора Лозена. Вы забыли один пункт назвать. Профессор заклинал нас — ни в коем случае не прибегать к шоковой терапии.

Горбачев: Нет, это я сказал.

Фокин: Ну может быть я что-то… Я думаю, ни в коем случае нельзя идти безоглядно на либерализацию цен. Нельзя ужесточать финансовую политику за счет народа. Иначе никто не определит ту грань, за которой терпение народа лопнет.

Мы на Украине на вашу встречу с «большой семеркой» возлагаем определенные надежды. Хотя я как и Каримов отвечаю утвердительно на ваш вопрос: можно ли реформировать наше общество без иностранных инвестиций. Но кредиты и капиталовложения должны быть обязательно привязаны к каждой конкретной республике, ориентированы на ее специфику. Поэтому всей этой работе должна предшествовать процедура выработки механизма распределения общесоюзного долга. Никто с нами не будет сотрудничать, если будет сомневаться в том, что его денежки, вложенные в какой то проект, плакали.

Читать  Врачи выявили 16 714 новых случаев заражения коронавирусом за сутки в России

Горбачев: Должны быть проекты, они есть, привязанные. И координация нужна — иначе нас разденут и вообще не разберешься.

Фокин: Я полагаю, что практически без исключения все инвестиции должны быть направлены на приобретение новых технологий, на строительство заводов, чтобы мы внукам оставили что-нибудь еще, кроме долгов.

«СТАВЬТЕ НА ПОЛНУЮ КАТУШКУ!»

Премьер-министр СССР Валентин Павлов предложил не поднимать в Лондоне вопрос дележки долга между республиками, а просто подчеркнуть, что платить мы будем.

Павлов: Республики наши хотели был взять кредит на одни цели, а они (Запад — ред.) дают — но на другие. Все-таки должен быть механизм взятия каких-то согласованных общих кредитов. Вот переговоры с испанцами: 5 крупных НПЗ, взять 45 млн. объем переработки нефти. В чьих это интересах? Всех. А кто берет кредит? Ведь мы НПЗ не перетащим с места на место.

Горбачев: Подожди. Вот это и есть та самая разработка балансов и прочих совместных. Есть вещи, когда мы не уйдем без того, чтобы этот интерес общий не решать.

Павлов: Надо договариваться, что кредит будут брать, например, на Башнефтехимзаводы, но его должны брать как обязательство погашения 3-4 республики, которые будут потребителями.

И раз вопрос идет о «семерке», надо ставить вопрос не по-американски, не об ассоциированном членстве, а о полном членстве в международных организациях. Иначе мы должны там заново становиться в просители, если нам что-то понадобится, и совершенно по другому статусу будем проходить. Ставьте на полную катушку, а там видно будет.

«ГОЛОВА ЗАБИТА ЛОНДОНОМ»

Завершая разговор по подготовке к Лондону и об изменениях в договоренностях республик по схеме «9+1», а также в программе социально-экономических реформ, последними репликами обменялись те, кто начинал это затяжное обсуждение.

Горбачев: Ну давайте живую работу уточним когда. Должны же подумать.

Ельцин. Будем готовы. Вы вернетесь, мы оперативно все это сделаем. Да.

Горбачев: И можем посидеть тогда сколько надо, до конца,

Ельцин: Все равно у вас голова забита Лондоном.

Горбачев: Еще перепутаем (смех). Ну да, да, да. Все, спасибо. Сейчас перекусим и будем дальше двигаться.

Они перекусили и двинулись. Встречи Горбачева с лидерами «большой семерки» прошли 17 и 18 июля 1991 года. Госсекретарь США Бейкер заявил, что партнеры по «Группе семи» полны решимости содействовать «очень смелым реформам в Советском союзе» и надеются на интеграцию советской экономики в мировую. В Лондоне обсуждали перевод «оборонки» СССР на гражданские рельсы и капвложения в энергетику. Но о прямой финансовой помощи Москве со стороны Запада речь не заходила. И, по словам Бейкера «Горбачев не прибыл сюда с такой просьбой, этого нет и в его письме к руководителям «семерки».

Через полмесяца президент СССР уйдет в отпуск. Через месяц в стране случится путч…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Михаил Горбачёв: Лигачев и Сахаров — это мои друзья были, с которыми я не раз выяснял отношения

Экс-президент СССР — в беседе с обозревателем KP.RU Александром Гамовым — впервые о смерти Егора Кузьмича и 100-летии отца водородной бомбы (подробнее)



Источник

Оцените статью