Медали Олимпийские сейчас сродни медалям «За отвагу»

Общество


Народ должен верить в победу.

Фото: Евгения ГУСЕВА

— …Хотел вот поделиться. На Олимпиаде в Японии наша сборная — без флага, без гимна бьется… А вам, Александру Андреевичу Проханову, это все не напоминает, что они там, наши ребята, все равно на передовой — за Россию, все равно на фронте — за Отечество? Их там и грязью обливают — журналисты иностранные, и спортсмены истерят, а на Западе говорят, что это «не та команда, ее надо убрать». А они борются. У вас нет такого ощущения — что это настоящие солдаты защищают нам нашу страну?

— И у меня, Саша, есть это ощущение. Я всей душой с ними.

Я вижу, что в каждом из них, как в солдате такого великого русского воинства, живет чувство Родины, жажда отпора. И чем ненавистнее глаза «противников — соперников» — сжигающие, — тем они, наши защитники отважнее.

Это очень такое глубокое русское свойство – сражаться тогда, когда, казалось бы, победа невозможна. Ждать эту победу, вымаливать ее у Господа, страдать ею, вырывать эту победу истории.

Во-первых, наши олимпийцы — это восхитительные русские люди, перед которыми мы все должны преклониться.

Потому что, у многих из нас уныние, многие из нас опустили руки, многие ожесточились, многие перестали верить, опустили глаза. А вот они дают нам пример такой воли, свободы, красоты и победы. Это наши русские победители.

— Это, выходит, значит, у них не только золотые, серебряные и бронзовые медали, это медали и боевые?

— Да! Медали Олимпийские сейчас сродни медалям «За отвагу».

— Не слишком ли натянутое сравнение это?

— Нет, не слишком натянутое. Потому что народ должен верить в победу. В победу историческую, в победу сегодняшнего дня, в победу года, в победу века.

Потому что русский народ – победитель. И когда вдруг на него спускается мгла, и когда огромная масса людей печалится, — их охватывает сумеречность какая-то, очень важно опять пробудить в них победу. И это чувство было разбужено в народе на Олимпиаде, когда мы одержали победу.

Читать  Песков напомнил об отсутствии ядов в организме Навального до полета в ФРГ

— В командном зачете мы сейчас — на четвёртом месте.

— Это не так важно, Саша.

Повторяю, это — не Победа мая 45-го года, это — июля и августа 2021-го Победа, может быть, первая — после бесконечного количества поражений.

И вот сегодняшнее наше победное поведение, оно направлено не только на спортивные достижения, на спортивную славу и на спортивное величие, оно прежде всего адресовано к нам.

Мы смотрим на них, наших спортсменов, и говорим: да, мы – народ-победитель, и если мы победим на Олимпиаде, мы победим и в космосе, мы победим и на поле брани, мы победим и в нашей молитве.

— Это же другое поколение, говорили, что оно потеряно в виртуальном мире – компьютеры, гаджеты и далее. Откуда у этих ребят такая злость за Россию?

— А ниоткуда. Воля к победе — она ниоткуда. Просто из этой воли и родилась Россия. Не они черпают свою энергию из сегодняшней русской жизни, а сегодняшняя русская жизнь черпает из них энергию.

Они, вот эти победные люди, были изначально. Я их называю — мечтатели. Мечтатели родили государство, мечтатели освоили огромные топи и неудобицы. Мечтатели отбили супостатов на всех границах, мечтатели создали великую цивилизацию, и мечтатели каждый раз эту цивилизацию возрождали из пепла.

— Какая громкая, Александр Андреевич, у вас философия. И — сложная…

— Просто я смотрю на них как на таких восхитительных небожителей, как они прекрасны, как они двигаются, не касаясь земли, какие у них восхитительные улыбки, как они брызжут какой-то такой удивительной красотой и добротой.

Хотя спортивное сражение – это бой, когда имеется в виду противник, натиск, иногда ненависть и злоба. Ничего этого я у них не вижу, а есть одно светоносное ощущение.

— Что бы я без вас делал, Александр Андреевич… Знаете, что вспоминаю? Когда мы были на аэродроме Хмеймим в Сирии — Терешкова там из кабины истребителя долго не хотела выходить. Ей ребята говорят: «Нам лететь надо, Валентина Владимировна, освободите». Кобзон рядом стоит… Улыбается. Я раньше думал, что там какие-то полковники летают, майоры. А там — капитаны, молодые люди лет по 30. И я смотрел на них (а тогда еще война шла)… Мы неправильно думали, что у нас потерянное поколение. Вот эти ребята, они Россию здесь защищают.

Читать  Мозг человека может получить повреждения на руководящей должности

— Потерянным поколением считалось поколение 90-х, когда — только наркотики, торговля всем и вся, бандитизм, скептицизм, проклятья, путаны.

Никакого потерянного поколения нет. Есть некоторый флер. И когда наступает час беды, когда бьет этот колокол набатный, люди откладывают в сторону и свои сигаретки, и свои легкомысленные песенки и идут сражаться. Так было в России всегда – и сейчас, и завтра.

— То есть, вот эти мои параллели — от Олимпиады в Токио до базы Хмеймим в Сирии — они вполне уместны.,,

— Конечно.

— Понял. Спасибо вам огромное.

— Всё, Саша. С Богом. Пока.



Источник

Оцените статью