девочке с именем Принцесса иркутский хирург вернул лицо после ожогов

Общество


Так Малика выглядит сейчас. Фото: Галина СОБОЛЕВА

И в палящий зной, и в трескучий мороз 10-летняя Малика Галипова из Иркутска выходит на улицу только в маске или шарфе, закрывающем лицо полностью. И дело вовсе не в пандемии. Девочке, чье имя переводится, как «принцесса», приходится прятаться от яркого солнца и сильного ветра. В три года Малика получила настолько страшные ожоги лица, что даже глазки и рот почти не открывались. Тогда хирурги лишь разводили руками и вздыхали: «Лицо не вернешь…». Но теперь все изменилось!

Так Малика выглядела до происшествия. Фото: предоставлено "КП"-"Иркутск" Шахло Амоновой

Так Малика выглядела до происшествия. Фото: предоставлено «КП»-«Иркутск» Шахло Амоновой

Пересадка кожи в Германии

Началась эта история 9 января 2015 года. Тогда Малика жила с родителями, сестренкой и братиком в Узбекистане, в небольшом селе под Самаркандом. Вечером вся семья праздновала день рождения мамы. Внезапно в самый разгар праздника в частном доме произошел взрыв бытового газа. По трагической случайности ближе всего к баллону оказалась именно 3-летняя Малика. В тот момент она играла любимой игрушкой – белым зайчиком. Пламя полностью обволокло лицо и руки девчушки.

— Как мне было больно, я не помню, — рассказывает корреспонденту «КП»-«Иркутск» Малика. – Помню только как мы ехали в машине в больницу. Я сидела у мамы на коленках, папа был за рулем. Очнулась уже в палате вся перевязанная бинтами. Там боли я уже не чувствовала.

Малика после выписки из больницы в 2015 году. Фото: предоставлено "КП"-"Иркутск" Шахло Амоновой.

Малика после выписки из больницы в 2015 году. Фото: предоставлено «КП»-«Иркутск» Шахло Амоновой.

Смотреть на фотографии Малики, которые были сделаны вскоре после выписки, невозможно. А еще тяжелее представить, что девочка пережила. Родителям врачи сразу сказали – ребенку потребуются десятки пластических операций. А в Узбекистане таких специалистов, которые помогли бы ребенку восстановить лицо, не нашлось. Мама и папа ребенка почти потеряли надежду… А сама Малика с ранних лет чувствовала себя другой. Куда бы она не зашла, везде оглядывались…

Каким-то чудом в августе 2015-го местным медикам удалось договориться с коллегами из Германии, чтобы они попробовали помочь девочке.

Читать  Стюардесса дала советы тем, кто хочет устроиться на работу в авиакомпанию

— Меня отправили за границу на целый год, — продолжает Малика. – У меня брали кожу с других частей тела и пересаживали на лицо. Мне не очень нравилось все это. Помню только, что я постоянно ходила с перевязанным лицом и руками.

В Германии Малике пересадили пласты кожи с разных частей тела. Местные врачи также проделали большую работу. Но ребенок продолжал расти и после возвращения наступили изменения, которые потребовали очередной коррекции. После возвращения глазки и рот девочки были приоткрыты лишь на несколько миллиметров, есть приходилось чайной ложкой.

Фото: предоставлено "КП"-"Иркутск" Шахло Амоновой.

Фото: предоставлено «КП»-«Иркутск» Шахло Амоновой.

Увидев шрамы, не смогла спать по ночам

Естественно, не зарубцевались и ожоги. Не смогли Малике разъединить и сросшиеся пальцы на руках. Все изменилось в августе 2016-го, когда в гости к семье Малики пришла их знакомая Шахло Амонова. Женщина много лет назад переехала в Иркутск, но каждое лето возвращалась погостить на Родину.

— Село у нас маленькое, поэтому о беде, которая произошла с Маликой, знали все, — рассказывает Шахло Амонова. – Когда я увидела ее шрамы и ожоги, не могла даже спать по ночам. Испытала такую боль. Все время думала о Малике даже после возвращения обратно в Иркутск.

Шахло поделилась переживаниями с директором на работе. Тогда женщина трудилась на комбинате студенческого питания. Показала фото Малики и рассказала историю, которая произошла с девочкой. Начальник неожиданно для женщины сразу предложил помощь.

— У меня в городе есть знакомый пластический хирург Игорь Куклин, — сказал директор. – Давай покажем девочку ему. Может, он что-то сможет сделать.

Шахло обожает Малику. Фото: предоставлено "КП"-"Иркутск" Шахло Амоновой.

Шахло обожает Малику. Фото: предоставлено «КП»-«Иркутск» Шахло Амоновой.

Стала как родная дочь

Шахло позвонила родителям Малики и сказала, что в Иркутске их дочери готовы помочь. Она буквально настояла на том, что девочке нужно как можно скорее приехать в Россию. Так маленькая Малика, которая не понимала по-русски ни слова, оказалась в далекой Сибири. Через неделю на первый осмотр к Игорю Куклину ее привезла мама. Она оставила дочку у Шахло, разрешила ей стать опекуном Малики, а сама вернулась в Узбекистан.

Читать  Беглов отметил вклад Петербургской еврейской общины в борьбу с COVID-19

— Мне сразу стало понятно, об эстетике здесь думать рано, — рассказывает Игорь Куклин. — В первую очередь нужно было восстановить функции глаз и рта. А еще разъединить пальчики на руках. За несколько этапов нам это удалось.

Оперировать Игорь Куклин согласился бесплатно. Хирург понимал, что Шахло с зарплатой в 20 тысяч рублей вряд ли удастся найти деньги. А не помочь Малике просто не мог. Девочку полюбили все – и медики, и коллеги приемной мамы Шахло. Приходили за Маликой ухаживать после операции.

— Отпустить Малику обратно я уже не смогла, — говорит Шахло. – Она мне стала как родная дочь. Да и Игорь Куклин сказал, что операций потребуется еще много, и он готов делать их бесплатно. Поэтому с семьей Малики приняли решение, что она будет жить у меня. А я стану полноценным опекуном.

Ожоги не мешают Малике жить обычной жизнью. Фото: Галина СОБОЛЕВА

Ожоги не мешают Малике жить обычной жизнью. Фото: Галина СОБОЛЕВА

Мечтает стать медсестрой и спасать других

И хирург, и женщина слово сдержали. Игорь Куклин за 6 лет провел девочке уже 14 бесплатных операций. А Шахло так любит девочку, что та начала называть ее «мамой». Конечно, полностью избавиться от шрамов Малике пока не удалось. Но бойкой девчушке ожоги жить нисколько не мешают. Комплексы — это точно не про нее. Сейчас она учится в обычной школе, общается с друзьями и не сомневается в том, что впереди у нее счастливая жизнь.

— Смеялись ли надо мной другие дети когда-нибудь? — переспрашивает Малика и начинает рассуждать совсем по-взрослому. – Нет. Сначала я, конечно, чувствовала взгляды на себе, но потом все прошло. Да даже если начнут дразнить, я себя в обиду не дам. Сразу отвечу. Впрочем, в классе у меня со всеми хорошие отношения. Я дружу и с девочками, и с мальчиками.

Есть у Малики любимое хобби. Она обожает рисовать. Признается, обожженные руки и пальчики ей нисколько не мешают. А еще девочка знает, кем станет, когда вырастет.

Читать  В РПЦ заявили, что отмена смертной казни – внутреннее дело каждого государства - Газета.Ru

— Буду медсестрой, — твердо говорит девочка. – Почему? Хочу помогать людям, также как мне сейчас помогают.

Впереди у Малики еще не одна пластическая операция. Шахло даже готова отдать часть своей кожи, чтобы пересадить дочке. Правда, делать этого нельзя по причине биологической несовместимости.

— Девочка умница и не по годам развита, — заключает Игорь Куклин. – Думаю, поэтому она и перенесла стойко все операции. Перенесет и остальные, если они потребуются. Что касается дальнейшего лечения, будем следить, как реагируют рубцы на рост ребенка. Если они будут слабо растягиваться, решим, что можно сделать еще.





Источник

Оцените статью