Почему Европа вдруг признала роль России в борьбе с COVID

Мир


Европейский союз хочет взаимного признания COVID-сертификатов с Россией. Зачем вдруг? Где западные фармацевты ищут дополнительные барыши? Или в чём-то готовят подвох? Какова доходность фармацевтов? Кому выгодна наркомания и эпидемии? На все эти и многие другие вопросы главного редактора Pravda. Ru Инны Новиковой ответил доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью: 

Прямая линия: у вопросов к президенту исторические корни

Вашингтон втравил Прагу в «мощнейшую провокацию»

Дублер Босфора не страшен России

Цифровое гетто: «Большой брат» плохо видит, а мошенники всё знают

— Леонид, по поводу коронавируса и пандемии, разных вакцин и всеобщей вакцинации, сертификатов и их признания идут жаркие споры по всему миру между людьми и государствами. В России происходит тоже самое, страна жестко разделилась. В социальных сетях идут постоянные драки и войны, делать или не делать прививку.


Сейчас это — самая наиважнейшая тема. Некоторые пользователи специально собирают все новости, а больше — сплетни и выдумки, о том, как это ужасно, опасно, плохо, что вакцинироваться нельзя, а то чуть ли не сразу помрешь или как минимум рога вырастут.

На Западе была практически официально объявлена война «Спутнику» и всем остальным нашим вакцинам, хотя как раз от их прививок с людьми случались всякие ужасы, вплоть до летальных исходов, а наши показывают лучшие результаты и намного более безопасны.

Но потом Европейский союз неожиданно предложил России возможность взаимного признания сертификатов о вакцинации от коронавируса. С 1 июля эта система уже действует. Как вы считаете, почему? И насколько реально такое взаимное признание?

— Да, сложный вопрос, конечно, потому что многогранный. Есть сразу три важные темы внутри этого вопроса. Прежде всего, это — общественно-политическая тема, которую вы обозначили, что когда общая беда приходит, мы все объединяемся.

  • Вернее, первое — это здоровье, конечно.

  • Второе — это уже политические последствия. Идет жуткий раздрай, он идет везде, и не только внутри практически всех стран, внутри наций, но и на уровне между государствами.

  • И третья тема, которая тоже поднимается так или иначе в прессе, это доходы фармкомпаний.

Вот та часть, о которой вы говорите, взаимное признание, это, конечно, связано, прежде всего, с доходами фармкомпаний. Потому что не выпускать российскую вакцину на международный рынок, это хорошая возможность получить дополнительные доходы западным компаниям, тому же «Пфайзеру».

Доходы фармакологии — до 1000%

Когда и как этот вопрос решится, я не знаю, но там, конечно, деньги будут действовать колоссальные. Потому что в фармакологии доходность доходит до 1000%, такой доходности нигде нет, ни в нефти, ни в золоте, ни в бриллиантах, ни в туалетной бумаге — ни в одном другом бизнесе вообще, даже в незаконном, включая наркоторговлю и все остальное.


Эта сфера, кстати, тоже очень хорошо обеспечивает доходы фармакологии. Один врач мне объяснил, что индустрия, которая нацелена на вылечивание от наркотической зависимости по объему денег гораздо больше, чем сама наркотическая индустрия.


И вот тут возникает интересный вопрос: кто больше заинтересован в том, чтобы наркотики развивались и было как можно больше зависимостей?… А кто заинтересован в том, чтобы люди больше болели, чтобы постоянно возникали пандемии?…

— А кто пишет антивирусы? Одни и те же программисты пишут и вирусы, и антивирусы. То же самое — с диабетом и инсулином…

— Да. Я к тому, что вот этот вопрос касается колоссальных денег, которые фармкомпании зарабатывают на здоровье людей. Потому что человек не экономит на здоровье и на образовании своих детей.

— И на еде. Хотя на еде может экономить. Леонид, все-таки в чем дело? Может быть, западные фармкомпании хотят попасть на достаточно большой российский рынок?

— Российский рынок, по сравнению со всем западным рынком, не такой большой. По объему, по населению мы занимаем всего лишь 1,5% мировых, в отличие, например, от действительно очень больших рынков Индии и Китая. А весь азиатский рынок — вообще колоссален, поэтому, конечно, для них он был бы самым лакомым куском.

Делёж рынков

Поэтому я думаю, что здесь прицел у них именно на возможность выхода в Азию… Конечно, здесь есть вопрос взаимных интересов, тем более, я так понимаю, что с Индией у нас идут договоренности о взаимном признании.


Понятно, что если, например, российская вакцина прорывается на азиатский рынок, то для европейских фармкомпаний наступают тяжелые времена. Может, как раз этим и вызвано такое их предложение.


Для точного ответа надо хорошо знать внутреннюю кухню. Мне трудно судить, я всего лишь обозначил тренды, которые влияют на принятие решений. А как там внутри выстроено, это — вопрос достаточно сложный. Но то, что это завязано на стремление получения дополнительно колоссальной прибыли, на мой взгляд, совершенно очевидно.



Источник

Читать  экс-глава автогиганта, сбежавший из Токио в коробке, рассказал, как это было на самом деле
Оцените статью