«Купе номер шесть» — фильм о путешествии по русскому Северу удостоился Гран-при Каннского фестиваля

Культура


Режиссер и актеры фильма «Купе номер шесть» получили гран-при фестиваля.

Фото: REUTERS

Фестиваль был кризисным, что и неудивительно: он предъявлял кино, снятое накануне и в период пандемии. В основной конкурс было включено беспрецедентное количество фильмов — 24 (обычно — 18-19, максимум 20): некоторые из них, как «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова, «Бенедетта» (в русском прокате «Искушение») Пола Верхувена, «Французский вестник» Уэса Андерсона, ждали своей каннской премьеры еще с прошлого года.

Жюри главного конкурса возглавлял американский режиссер Спайк Ли — первый чернокожий президент жюри Каннского фестиваля за всю его 74-летнюю историю. На церемонии он устроил форменный цирк — не разобравшись в списке призеров, чуть было не выложил сразу имя главного лауреата, и призеров пришлось объявлять другим членам жюри. Можно предположить, что президент не играл главенствующей роли в распределении призов, которое оказалось (не без оговорок) вполне вменяемым.

Приз жюри был разделен напополам и присужден двум глубоко авторским высказываниям. Первым стало «Колено Ахед» (Ahed’s Knee) — странное, нервически-автобиографическое повествование, в котором режиссер Надав Лапид сводит счеты с израильским государством и его Министерством культуры. Вторым — новое свершение тайца Апичатпонга Верасетакуна Memoria («Память») — снятый в Колумбии образчик буддистского кино, который можно (и лучше всего) показывать в музеях и на выставках современного искусства. Попытки описать этот фильм словами абсолютно бессмысленны — это опыт, который надо почувствовать на своей шкуре.

Лучшим актером был назван Калеб Лэндри Джонс, более чем убедительно сыгравший в психопатологическом триллере австралийца Джастина Курзела «Нитрам» (Nitram) глубоко невменяемого изгоя, ставшего главным массовым убийцей в истории Австралии.

Лучшей актрисой справедливо признали норвежку Ренате Реинсве, великолепно сыгравшую в киноромане Иоахима Триера «Худший человек в мире» (The Worst Person in the World) современную молодую женщину, представительницу той породы людей, что всю жизнь ищут себя, будучи не в состоянии найти свое место ни профессиональном, ни в личном пространстве.

Читать  Тюльпанова и Погребняк подобрали бомжа на Ленинградском вокзале: «Отмыли и накормили!»

Приз за сценарий достался Рюсукэ Хамагути за трёхчасовой фильм «Садись за руль моей машины» (Drive My Car), снятый по рассказу Харуки Мураками. Сценарий, мог бы быть явно покороче — за счет сокращения реплик из «Дяди Вани», которые примеряют на себя японские актеры, попутно теряя в переводе их смысл. Но в целом решение жюри наградить за сценарий Мураками и Чехова не вызывает особых возражений.

Лучшим режиссером назвали Леоса Каракса за открывавший фестиваль мюзикл «Аннет» — как это часто бывает, награда нашла героя, но не за лучший, с моей точки зрения, его фильм.

Видимо, по случаю небывалого наплыва фильмов Гран-при жюри тоже разделило между двумя картинами — иранским «Героем» (Ghahreman) Ашгара Фархади и финско-российским «Купе номер шесть» (Hytti № 6). «Герой» — правильная, как по нотам разыгранная драма, поднимающая, как бы сказали в ХХ веке, сложные морально-этические проблемы. «Купе номер шесть» Юхо Куосманена — теплое ретро-роуд-муви о молодой финке (Сейди Хаарла), по пути в Мурманск познакомившейся с типичным вечно пьяным русским парнем Лехой, чей весьма ограниченный кругозор, а также представления о месте женщины в этом мире способны произвести сильное впечатление на любую чувствительную европейскую душу. Но Юра Борисов сыграл Леху таким обезоруживающим образом, что за толстым слоем его необразованности и предрассудков быстро обнаруживается душа еще более чувствительная.

«Золотая пальмовая ветвь» весьма удивительным образом досталась хоррору или, скорее, фильму отвращения «Титан» (Titane) француженки Жюли Дюкурно. Произведение далеко не на все вкусы, оно, безусловно, удовлетворило тех, кого подбешивал анемичный академизм большинства каннских фильмов этого года. У главной героини титановая пластина в голове, и потому сильно поехавшая крыша. Всех, кто ни встретится ей на пути, она приветствует ударом железной спицы, которую с неизменной ловкостью выхватывает из остатков прически. Чтобы замести свои криминальные следы, девушка решает прикинуться сыном такого же невменяемого пожарника, для чего ломает себе нос о сортирную раковину. Гендерная мутация проходит довольно легко, даром, что героиня, как выясняется, сильно беременна.

Читать  Рыдающая Любовь Толкалина раздавлена страшным горем: "Любимый. Господи боже…"

В составе жюри было пять женщин — сенегальский режиссер Мати Диоп, ее австрийская коллега Джессика Хауснер, французская певица Милен Фармер и актрисы Мэгги Джилленхол и Мелани Лоран — поэтому решение наградить главным призом режиссера-женщину, можно сказать, было предопределено. Но «Титан» и вправду был одним из немногих каннских фильмов («Петровы в гриппе», кстати, в их числе), в которых не только обнаруживались режиссёрский драйв и энергия, но и ночевали многие актуальные смыслы. По сути, жюри Спайка Ли повторило ход мысли своих коллег в 2019 году, наградивших главным призом жанровую картину «Паразиты», ставшую потом мировым феноменом. Получится ли у «Титана» повторить этот путь, мы скоро увидим.

Жюри, вручающее «Золотую камеру» за лучший дебют, под председательством (непонятно за какие заслуги) актрисы Мелани Тьерри наградило своим призом хорватский фильм «Мурина» Антонеты Аламат Кусиянович. Накануне второй по значению каннский конкурс «Особый взгляд» выиграла снятая в Северной Осетии картина нашей соотечественницы Киры Коваленко «Разжимая кулаки». Из шести наград, врученных председательницей жюри этого конкурса Андреа Арнольд, четыре ушло женщинам.



Источник

Оцените статью