Канны-2021: Петровы заражают Европу гриппом

Культура


На фестивале состоялась премьера фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе». Фото – Кристина Афанасьева

Каннский фестиваль больше года ждал премьеры этого снятого в конце 2019-го кино, чьи персонажи надсадно кашляют, сбивают температуру, собираются ночью в аптеку, выбирают между аспирином и парацетамолом, звонят в «Скорую помощь» («машина выезжает, если что-то серьезное»), вызывают на дом врача — в общем, делают все то, что на протяжении этого времени составляет худший кошмар всего человечества. Самоизоляция в этот список не входит — как не входит дистанцирование в список привычек русского человека: несмотря на свалившую их болезнь, герои экранизации романа Алексея Сальникова ведут насыщенную социальную и сексуальную жизнь, и даже их маленький сын, почти растаявший от температуры 39,5, требует отвести себя на ёлку, — что в результате и делает сердобольный отец (Сергей Серзин), сам с такой же температурой, с неохотного позволения заботливой матери (в жизни не игравшая ничего подобного Чулпан Хаматова), предварительно охладившей сыновий лоб пачкой пельменей из морозильника.

На фестивале состоялась премьера фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе»

На фестивале состоялась премьера фильма Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе»

Жар и озноб, взвинченность и интоксикация выбивают двери в измененные состояния, но что-то подсказывает, что не разъехавшиеся, несмотря на развод, члены семьи с одной из самых распространенных русских фамилий способны на выход в астрал и без всякого заражения. Самая обычная, «нормальная» и не слишком счастливая семья, Петровы, по наблюдению классика, несчастливы по-своему и по-своему же не очень «нормальны». Как артистические герои «Лета» витали в фантазиях, вдохновленных недоступной в застойные годы зарубежной рок-музыкой, так прописанные в русской Зиме «нулевых» автослесарь и библиотекарша Петровы, переносясь в свои воображариумы, позволяют себе то, что невозможно в реальной жизни. Облегчает подобные трансферы не только гриппозное размягчение мозга, но и творящаяся вокруг новогодняя вакханалия, проводниками которой служат немолодые снегурки-кондукторши и переодетые снеговиками, медведями, зайцами и прочей новогодней нечистью актеры (под руководством Тимофея Трибунцева) из новогодних воспоминаний Петрова. Что поймет в этом Спайк Ли и Милен Фармер, заседающие в каннском жюри, остается загадкой, хотя, с другой стороны, фильм Кирилла Серебренникова уже продан в 20 стран далекого зарубежья, где тоже мало кто знает о русско-советских традициях встречи Нового года — именно это и составляет часть очарования этой мало на что похожей истории из параллельных миров.

Читать  Владимир Спиваков отказался от врученного ему Лукашенко ордена: "Мне стыдно его носить"

Накануне в том же конкурсе Шон Пенн представлял свою режиссёрскую работу «День флага» (Flag Day) — очередное основанное на реальной истории повествование на тему краха и торжества «американской мечты». Крах мы наблюдаем на примере героя самого Пенна, выступившего в роли субъекта, родившегося в главный патриотический праздник Америки, но умудрившегося профукать все шансы гражданина супердержавы, сделавшись антрепренёром — то есть проходимцем без определённого рода деятельности, мошенником, вместе с женой-алкоголичкой превратившим жизнь своих детей в ад. Торжество же наоборот на примере его дочери (дочь Пенна Дилан), несмотря ни на что выбившийся в люди и ставшей, не поверите, журналисткой.

Шон Пенн представил свою режиссёрскую работу «День флага»

Шон Пенн представил свою режиссёрскую работу «День флага»

Трёхчасовой фильм «Садись за руль моей машины» (Drive My Car) снят по рассказу Харуки Мураками плодовитым Рюсукэ Хамагути (его лучшая на сегодняшний день работа, «Случайность и догадка», отмечена Гран-при Берлина в этом году). Страшно подумать, что будет если тот же режиссёр решит экранировать не рассказ Мураками, а его роман. Из трех часов примерно полтора отдано изображению репетиций очень плохого спектакля по «Дяде Ване» (с самоварами в качестве реквизита) и примерке на себя японцами потерянных в переводе реплик Чехова. Оставшееся время — знакомству с режиссёром спектакля и любовником его недавно умершей жены. Особый акцент сделан на отношениях с девушкой, назначенной режиссеру в водители, с ней у него намечаются тёплая душевная связь.

Трёхчасовой фильм «Садись за руль моей машины» снят по рассказу Харуки Мураками

Трёхчасовой фильм «Садись за руль моей машины» снят по рассказу Харуки Мураками

Гораздо больше порадовал показанный в конкурсе программы «Неделя критики» итальянский дебют “Тельце” (Piccolo Corpo) — свободное «историческое» кино, в котором автора не особо заботит реконструкция конкретного исторического периода. Как Терренс Малик или Джейн Кэмпион, молодая итальянка Лаура Самани рисует широкими мазками, не особо отвлекаясь на детали, но живописуемая ею реальность требует ответной широты чувств. Главная героиня повествования — молодая женщина Агата, чей ребенок умер во чреве. Прослышав про некое святилище, в котором оживляют умерших новорожденных, если у них есть имя, Агата выкапывает из земли гроб с крохотным «тельцем», вешает его на спину, словно рюкзак, и идет далеко на север в поисках сакрального места. Рискуя быть ограбленной встречными искателями приключений, уверенных в том, что в ее деревянном сундуке таятся материальные сокровища. Сокровищем же скорее является этот маленький фильм, открывший еще одного сильного режиссера-женщину.

“Тельце” - свободное «историческое» кино

“Тельце” — свободное «историческое» кино

Читать  Расцвела после развода. Как живет первая жена Валерия Меладзе | Шоу-бизнес | Культура

Еще одна сильная работа молодой женщины-режиссера — показанный в конкурсе «Особый взгляд» фильм «Полицейская» (La Civil) Теодоры Аны Михай. Он снят в Мексике на чудовищном местном материале. У главной героини донны Сиело похитили дочь. Не вернули и после уплаты выкупа. Что остается бедной женщине, как не взять на себя функцию отсутствующего правосудия? История, мастерски рассказанная румынской дебютанткой (в то, что это ее первый фильм, как-то не очень верится), настолько страшна, что не хочется, чтобы она была правдой, хотя фильм посвящен страданиям реальных мексиканских женщин. Коррупция, взявшая последний рубеж и опустившаяся до торговли людьми, проникла в самую глубь человеческих отношений: в ней легко может быть замешан сосед, которого ты знаешь много лет с самой положительной стороны. Немолодая женщина вынуждена стать героиней античной трагедии, принять на себя роль протагониста в окружении жалких и подлых мужчин. Фильму, который едва ли уедет с фестиваля без призов, в качестве продюсеров помогли состояться такие знаменитые режиссеры, как братья Дарденны, Кристиан Мунджу и Мишель Франко, недавно поставивший на ту же, в общем-то, тему антиутопию «Новый порядок».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Канны-2021: Еще раз о загадочной славянской душе

География кино, представленного в этом году на Каннском фестивале, расширена фильмами, чье действие происходит на русском Севере, в Осетии и Киеве (подробности)

Канны-2021: Бубонная чума во время ковида

На фестивале показали ожидавшуюся еще с прошлого год эротическую драму Пауля Верхувена «Искушение» (подробности)



Источник

Оцените статью