«Для меня идеальная сумма штрафа – ноль»

Экономика


Руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова о когнитивном диссонансе при чтении экологических рейтингов и о том, кому не ждать послаблений от ее ведомства

Светлана Радионова, руководитель Росприроднадзора /Владимир Трефилов / РИА Новости

Светлана Радионова, возглавившая Росприроднадзор в конце декабря 2018 г., говорит, что до 2019 г. ее ведомство не предъявило ни одного иска за ущерб окружающей среде больше чем на 200 млн руб., хотя законодательство это позволяло. Она придерживается жесткой позиции и готова отстаивать ее где угодно. Это не очень просто даже сейчас, когда государство все-таки совершило разворот в вопросах экологии. Рекордная сумма ущерба в 146,2 млрд руб., которую Росприроднадзор насчитал «Норникелю» и обосновал в суде, – показательная история. Никто не ожидал, что серьезная экологическая авария обернется такими же серьезными последствиями для компании, не сумевшей ее предотвратить. 

Радионова выступает за усиление экологических санкций, но считает, что инспектор не должен «бегать за всеми», чтобы исполнялся закон, – бизнес и сам должен вести себя ответственно. 

– В конце июля был подан еще один иск к «Норникелю» почти на 60 млрд руб. – теперь Росрыболовством. А в феврале Росприроднадзор уже доказал обоснованность претензий на 146 млрд руб. Трудно было доказать свою правоту? И не слишком ли много исков по одному инциденту?

– Представьте, что сотни цистерн топлива одномоментно вылились в реку. Попробуйте осознать, сколько это! Представляете, когда идешь по реке и на протяжении 20 км воды вообще не видно – сплошь нефтепродукты. Неофициально бизнес говорил: «Да в любой стране мира они бы заплатили миллиарды!» А когда мы эти миллиарды выставили, все сильно удивились. А из-за чего всё [произошло]? Из-за того, что вовремя не вложились в ремонт оборудования. В этой истории нет ни грамма фейка. Мы всё доказали. Судиться было непросто, потому что сумма гигантская и давление [на нас было] огромное. Никто $2 млрд не захочет просто так отдавать.

Читать  Китай наращивает закупки американской нефти

– До суда было у вас ощущение, что выиграете?

– Мы не пошли бы в суд и не предъявили такую сумму, если бы не были готовы ее отстаивать. Это совершенно соизмеримые суммы [компенсации в расчете] на тонну нефти тому, что произошло на Аляске или в Мексиканском заливе.

– Но были же разливы у «Сибура», у «Лукойла». Суммы были на порядок меньше.

– Для всех ущербов один калькулятор – методика. Конечно, после 146 млрд руб. миллионы кажутся ерундой, но суммы такие разные, потому что там разлилось 16 т [у «Сибура»] и 19 т [у «Лукойла»], а в Норильске была 21 000 т. Есть разница? «Сибур» заплатил около 300 млн руб. «Лукойлу» сейчас мы предъявили [претензии за ущерб на] 374 млн руб., только что сумму согласовали.

– «Норникель» намерен оспаривать сумму, предъявленную Росрыболовством. В компании утверждают, что методика подсчета ущерба неверна.

– По Росрыболовству не готова комментировать. Но методики публичные, все их видят. Мы с «Норникелем» спорили не по поводу методики, а о применении максимальных коэффициентов [от которых зависит размер штрафа]. Расчет ущерба может провести вообще любой гражданин. Вот вы можете взять и посчитать ущерб по любому экологическому инциденту и предъявить этот расчет в суд.

– На какой сайт надо зайти, чтобы увидеть эту методику со всеми коэффициентами?

– На сайт Минприроды, в справочных системах «Гарант» и «Консультант» они тоже есть.

– Поясните этот принципиальный момент с повышающим коэффициентом, когда сразу вырастает в 5 раз часть платежа за ущерб?

– Повезло, что мы точно знали, сколько находилось в прохудившейся цистерне. Обычно предприятия занижают объем вылившегося вещества. Это основная сложность. Когда оно тонкой пленкой растеклось, невозможно собрать и посчитать [объем]. Мы применили два максимальных коэффициента 5 [в формуле расчета ущерба], которые мы доказывали и которые оспаривал «Норникель». 

Читать  ПФР назвал условия для лишения пенсионера индексации выплат



Источник

Оцените статью