Чиновники вспомнили, что нефть у нас скоро кончится

Экономика


Несмотря на все «зеленые» инициативы, мировое потребление нефти с каждым годом только растет.

Фото: REUTERS

Глобального энергопереход. Примерно так можно назвать общемировую тенденцию отказа от углеводородного сырья. И хотя российские нефтяники продолжают повторять старую мантру («Нефть еще долго останется главным ресурсом»), готовиться к худшему все-таки нужно. В правительстве решили начать с того, что там умеют делать лучше всего – написать долгосрочную стратегию «адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу». На стол премьеру ее обещают положить в начале 2022 года, а сама она будет содержать прогноз развития событий до 2050 года, пишет РБК.

ЧТО ТАКОЕ ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭНЕРГОПЕРЕХОД

Развитые страны мира идут по этому пути уже много лет. Они постепенно сокращают долю нефти и газа в своих энергобалансах. Где-то этот процесс идет успешно, где-то не очень. Но в целом доля возобновляемых источников растет. В Европе появляется все больше ветряков и солнечных станций. Цель, которую ставят власти, сделать энергию максимально «зеленой». Под этим соусом младших членов Евросоюза заставляют закрывать угольные и даже атомные станции.

Тем не менее полностью заменить российский газ те же европейцы не смогут. У возобновляемых источников есть фундаментальная проблема – большая зависимость от природных факторов. Условно, дует ветер и светит солнце – есть электричество в розетке. Нет ветра и облачно – электричества нет. Хранить выработанную энергию в больших количествах пока не научились. Для этого нужны супер-аккумуляторы. Их разработка ведется во всем мире. Но пока работающих образцов нет, зависимость от долгоиграющего сырья (например, газа, угля, энергии атома и воды) остается большой.

В частности, это показала прошедшая зима. Во время аномальных морозов и максимальных нагрузок на электросети возобновляемые источники выходили из строя. И на них нельзя было положиться. В Техасе сотни тысяч людей несколько дней жили без электричества и, соответственно, отопления. А в Швеции власти призывали людей «меньше пылесосить», потому что стране, находящейся под властью «зеленых», пришлось расконсервировать единственную в стране станцию, работающую на мазуте, а также закупать дорогую электроэнергию в Польше, где еще остались угольные станции и не было проблем с генерацией.

Читать  Меркель заявила об отсутствии связи между СП — 2 и историей с Навальным

ОТКАЖУТСЯ ЛИ В МИРЕ ОТ НЕФТИ И ГАЗА?

Несмотря на все «зеленые» инициативы, мировое потребление нефти с каждым годом только растет. Исключение — пандемия. Спрос на природный газ в Европе, если исключить природные факторы, тоже стоит на месте и не снижается. Он уже много лет колеблется в районе 500 – 600 млрд кубометров в год. И доля Газпрома не падает, а даже растет (сейчас около трети).

Тем не менее исключать постепенного отказа от нашего сырья не стоит. Если развитые страны поставили себе такую цель, то будут к ней идти. Наша задача – подготовиться к такому энергопереходу. Сейчас продажа нефти и газа приносит в бюджет половину экспортных доходов. И это очень большая зависимость. Ведь реальные доходы от продажи сырья зависят и от объемов, и от цены. Если спрос на углеводороды будет падать, их стоимость тоже снизится. И тогда при падении спроса всего на 10%, мы можем лишиться 20% и даже 30% наших доходов. А это уже существенно. Плюс ко всему дешевые ресурсы истощаются. Добыча становится все менее рентабельной.

Один из нацпроектов правительства – рост доли несырьевого экспорта. Голубая мечта чиновников – зарабатывать на продаже других товаров и услуг. Но пока это плохо получается. Отдельные успехи есть (по зерну, машиностроению, продуктам питания, вакцинам от ковида и даже мультикам), но с доходами от продажи нефти и газа эти поступления не сравнятся.

«УНИКАЛЬНЫЙ ШАНС»

Как считают многие эксперты, мы стоим на пороге новой технологической революции. Если будут найдены и внедрены на промышленном уровне новые источники энергии, появятся супер-аккумуляторы, мир окажется в совершенно новой реальности.

— Новая революция не сильно отличается от предшественницы — промышленной революции XVIII—XIX веков. Отличий нет ни масштабами охвата мировой экономики, ни степенью радикальности. Зато она отличается в скорости — она займет всего около 30–50 лет, — цитирует спецпредставителя президента по устойчивому развитию Анатолия Чубайса РБК.

Читать  Беглов одобрил субсидии на научные проекты в отрасли сельского хозяйства

Главный вопрос – будет ли готова к такому переходу российская экономика. Собирать круглые столы и писать стратегии это не мешает. А делать что-то конкретное стимула пока нет.

— В силу уникальной роли топливно-энергетического комплекса в российской экономике, ее природного и технологического потенциала и географического положения таким же уникальным (в страновом смысле) окажется и удар, который будет нанесен этой революцией по российской экономике, и возможности, которые одновременно перед ней открываются, — считает Чубайс.

Все по классике: «Кризис – это возможности». Остается лишь понять, сможем ли мы ими воспользоваться. Стоит признать, стратегическое планирование – не конек наших властей. В сущности, российские чиновники мало чем отличаются от основной массы населения. Россияне, как правило, живут одним днем и не слишком задумываются о будущем. Это наглядно показывают пенсионные настроения. О выходе на заслуженный отдых и о том, что нужно бы к этому времени сформировать собственные накопления, большинство вспоминает лишь за пару лет до наступления пенсионного возраста.

Другими словами, пока «глобальный энергопереход не клюнет, наш чиновник не почешется». А когда клюнет – будет уже поздно. Есть небольшая вероятность, что новая стратегия окажется работающей. Но это скорее удел убежденных оптимистов. Тех, что верили в «Стратегию-2020», удвоение ВВП и две «Волги» за один ваучер.



Источник

Оцените статью