Дмитрий Гордон из Киева: Фраза — никогда еще Гордон не был так близок к провалу — ко мне отношения не имеет

Политика
Украинский журналист Дмитрий Гордон.

Украинский журналист Дмитрий Гордон.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

— … Дим, да я вот посмотрел твою пресс-конференцию (по поводу наших 33-х граждан, которые были задержаны, но теперь уже отпущены в Минске). И у меня мысль такая, что ты прямо настоящий шпион, получается….

— Нет. Это преувеличение.

— У тебя даже черты лица, я смотрю, изменились. Ты раньше больше был похож на журналиста, а теперь так серьезно сцепил зубы, как разведчик… Такое ощущение.

— Да? Я присмотрюсь обязательно.

— У нас, конечно, и поначалу были догадки, что это — спланированная акция украинской разведки… Как, кстати, она по-украински называется?

— У нас несколько разведок. Служба безопасности Украины, контрразведка при службе безопасности, служба внешней разведки и так далее. Главное управление военной разведки…

— А ты в какой?

— А я ни в какой.

— Ты там такие вещи сказал, что даже официальные лица это дело как-то скрывали. Ты сказал, что целый год готовили эту провокацию против наших.

— Против кого?

— Против моих соотечественников.

— Против бандитов, которые сражались против Украины в ДНР и ЛНР так называемых?

— Вы первые начали…

— Нет, нет.

— Порошенко или Турчинов самолеты туда посылали бомбить… Смотри, меня-то больше заинтересовало что? Я не буду спрашивать, где ты больше получаешь — на журналистском поприще или на разведчицком…

— А ни там, ни там, что интересно.

— То есть, ты еще энтузиаст?! Получается, что Батька подставился со своей новой политикой поиска врагов России? Или кто-то его подставил?

— Мне трудно сказать. Не знаю. Не разбирался в этом вопросе.

Кадр из двухчасового интервью Александра Лукашенко Дмитрию Гордону.

Кадр из двухчасового интервью Александра Лукашенко Дмитрию Гордону.

Фото: Youtube

— А ты ж был у него, Ты ему сказал про то, что эта акция готовится службой безопасности Украины?

— Ну, как я это мог сказать, я ж об этом не знал.

— Ты сейчас только узнал об этом?

— Ну да, у нас сейчас об этом пишут.

— А как получилось, что Зеленский вроде как опроверг причастность Киева к этой спецоперации, а Гордон, наоборот, подтвердил? Не согласовали, что ли?

— Так это я прочитал то, что пишут у нас. Я говорю, Бутусов (Юрий Бутусов, главный редактор портала «Цензор.НЕТ» — А. Г.) сообщил. Вот я прочитал и сказал…

— Скажи, пожалуйста, а как так получилось, что год готовились… И — вот, все накрылось. Что, у вас разведка плохая совсем?

— Думаю, что очень хорошая. Просто, я думаю, что у нас достаточно людей, связанных так или иначе с Россией, которые являются предателями национальных интересов Украины. Но это нормальная ситуация. Украина и Россия обе были в составе Советского Союза, все переплеталось, многие заканчивали одни и те же вузы. Переплетены судьбы, родственники и так далее, поэтому это вполне объяснимый момент.

Читать  «Большой подарок» — Максим Шугалей прокомментировал возвращение четырех человек из тюрьмы в Ливии

— Скажи, пожалуйста, много «предателей» вокруг Зеленского?

— Ну, кто ж их считал? Я не знаю. У меня цифр таких нет. И говорить об этом некорректно. Но, я думаю, что они есть.

— А не страшно тебе, что вы все — под колпаком?

— У Мюллера? (смеётся). Я дружил до последних дней с Леонидом Сергеевичем Броневым, который играл Мюллера в фильме «Семнадцать мгновений весны». И, когда у него было хорошее расположение духа, когда у него ничего не болело, а он несколько раз по нескольку месяцев лежал в Киеве в клинике у Бориса Тодурова в институте сердца, он его спасал… Так вот, Леонид Сергеевич, когда у него было хорошее настроение, он говорил: «И запомните, верить нельзя никому. Хе-хе-хе… Мне — можно». (смеётся).

— Ты предлагаешь интервью твое назвать так?

— Ха-ха-ха… Заметьте, это не я предложил. Это Леонид Сергеевич.

— Если честно, без шуток, ты меня, конечно, расстроил. Потому что я не думал, что ты так близок к провалу.

— К какому? О чем ты говоришь?

— Вот зачем поехал Гордон в Минске к Батьке и…

— Так я ж не за тем поехал, Саш. Я ж не за тем поехал.

— Ты мне приврал, сказал, что Коля тебя пригласил Лукашенко, а на самом деле ты оказался орудием в руках украинской (разведки)…

— Нет, нет, не пригласил, Саш. Стоп. Я люблю точность формулировок. Коля просто смотрит программы мои, о чем сказал Александр Григорьевич. И он ему посоветовал, чтобы он дал мне интервью. Но не Коля приглашал. Приглашал Александр Григорьевич, конечно. Это разные вещи. Я люблю точность формулировок, потому что дьявол кроется в деталях.

— Понял. Скажи, пожалуйста, вот сейчас ты понял, что ты оказался, по сути, орудием или там игрушкой в руках украинских спецслужб?

— Почему?

— Ну, к Батьке же наведался, вот накануне такого шухера…

— Так я ж ехал зачем? За интервью. А при чем тут орудие? Оно (не орудие — интервью. — А.Г.) и состоялось. И набрало уже 4,5 миллиона просмотров. И будет набирать еще.

— Ты, когда в разведку ходишь, в смысле, в службу, — ты в гриме или как? В парике или как?

— Я туда вообще не хожу. А чего я туда должен ходить?

— Они к тебе сами, да? Скажи…

— Нет, не сами, нет. (Смеется).

— Цепляешься за слова…

— Нет, не цепляюсь за слова. Люблю точность формулировок.

— Скажи, пожалуйста, а для тебя неожиданно было вот это протестное движение мощное, которое возникло после … (оглашения итогов выборов президента Белоруссии)?

— Ты знаешь, я не думал, что будет такое жестокое подавление и такие избиения белорусов. Поэтому это реакция общества на насилие, она всегда будет одинаковой. И — в любой стране, в Украине было то же самое, когда избили студентов. Вышел потом миллион на улицу. Нельзя избивать свой народ — вот в чем проблема.

Читать  Жаворонков назвал заявления США о "стареющем" ВМФ РФ профанацией

— Скажи, дальше у тебя какие прогнозы? Что тебе такое Лукашенко сказал?

— Александр Григорьевич не удержится. Это не прогноз ни в коем случае, это просто ощущение. Потому что так настроить против себя большую часть населения надо уметь, конечно!

— А ты в своем интервью говорил, что он политик номер один в Европе, ни у кого такого нет.

— Я за точность формулировок. Политик номер один в Европе — такого не было. Я говорил, что по опросам группы рейтинга в Украине, он самый популярный среди зарубежных политиков, то есть, у него 66% рейтинг по Украине, а дальше отстали Меркель, Макрон и все остальные. И это правда, так и есть. Так и было до событий, которые произошли. Сейчас, я уверен, что его рейтинг существенно снизился.

— И в Европе, и на Украине?

— Конечно. Люди не любят насилия. Когда избивают собственное население дубинками, пытают и вот так поступают, то кому такое понравится?

— Ты вот смотрел в глаза Лукашенко, он вообще здоров после коронавируса?

— Да, мне показалось, что очень даже здоров и он был в абсолютно хорошем настроении, и обаятельный человек. Но он допустил две ошибки, на мой взгляд. Первая — грубая фальсификация выборов. И, я думаю, что, если бы было у него 56% например, а у Тихановской 34 — это бы уже не вызвало такого протеста. И вторая ошибка, когда начали людей избивать…

— Чего ж ты ему не подсказал, Дим? Ты ж опытный политик и разведчик, шпион…

— Ну, это твое мнение… А я его спросил, не будет ли он стрелять в людей? И он сказал — да это был бы подарок нашим врагам. Конечно, нет. Поэтому он сказал, что не будет. Но потом оказалось немножко иначе.

— Когда ты к нему еще поедешь?

— Не знаю. Может, и не поеду. Не знаю.

— Как там поживает Владимир Александрович? (Зеленский.)

— Нормально. Хорошо. Сейчас с рабочей поездкой в Запорожской области.

— Ты видишься с ним? Или созваниваешься?

— Периодически да, вижусь.

— Он так же голоден, печенье ест или, может быть, ты бутерброды ему носишь?

— (смеётся). Нет, носят бутерброды… нет, это не то сравнение, нет, нет. Я думаю, что все нормально. Он, во всяком случае, за год и четыре месяца после того, как стал президентом, остался человеком. А это очень мало кому удается — остаться человеком на таком посту. И я не вижу ни одного повода, за который его можно было бы не уважать. Можно все, что угодно говорить о его окружении, о людях, которые не справляются в силу отсутствия профессионализма, но лично к нему претензий нет.

Читать  Константинов: Крым не будет вести переговоры о поставках воды с Украиной

— А он удержится?

— Думаю, да.

— Рейтинг же падает, стремительно падает…

— Ну, у действующей власти рейтинги всегда падают. И он не исключение. Но он человеком остался. Это очень важно. Крайне важно.

— Чего-то у нас интервью такое серьезное, ты мало смеешься и много возражаешь…

— Я очень как раз смеюсь, особенно, когда ты меня называешь разведчиком и шпионом, я смеюсь…

— А кто же ты, Дим? У меня такое ощущение, что ты даже краснеешь, что мы тебя раскололи и что ты никогда так не был близок к провалу…

— (смеется). Да, ты у меня снял с языка — никогда еще так Штирлиц не был — к провалу… Да, да, да…

— Никогда еще Гордон не был так близок к провалу.

— (смеется).

— Можешь это повторить, я в заголовок поставлю?

— (смеётся). Нет, это не соответствует действительности на самом деле.

— Я понял. Ладно, Дим. В общем, я, конечно, надеялся, что ты как-то там разрулишь… но, видимо, у тебя другие были, чисто журналистские дела там, да?

— Не просто чисто журналистские, а исключительно журналистские.

— Но не чистые?

— Нет, чистые абсолютно. Ты знаешь, чем я отличаюсь от большинства людей, с которыми ты делаешь интервью? Я всегда говорю то, что думаю.

— А я?

— Так проще жить. И ты говоришь, между прочим, то, что думаешь..А твои герои очень часто лукавят и врут. Потому что они занимаются политикой. Как только человек занимается политикой, так он вынужден врать. А когда человек отчитывается только перед самим собой, ему в кайф говорить правду.

— Ну, вот Гордон занимается политикой, на мой взгляд.

— Нет, абсолютно.

— Был депутат Гордон, из депутатов ушел, но политикой…

— Был и ушел. Нет, нет, нет.

— Ладно. Супруге привет.

— Спасибо, Саш. Спасибо.

— Береги себя, потому что я чего-то за тебя беспокоюсь.

— Нет, нет, спасибо, все нормально.

— Ты охрану по-прежнему держишь или отпустил уже? Ты ж с охраной раньше ходил.

— Ну, я не могу отвечать на этот вопрос (смеется).

— (тоже смеюсь). А говоришь, что ты журналист. Ладно.

— Все, обнимаю, Дим.

— Обнимаю. Пока.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Три дня перемещали только в наручниках, светило от 15 лет до расстрела»: Что рассказали освобожденные в Белоруссии россияне

Лица части из тех 32 человек, кого освободили в минувшую пятницу и, кто давал интервью телеканалу Россия-24, закрывали медицинские маски, у некоторых — очки. Но они не просили изменить их голоса — и они звучали искренне, аргументированно, серьезно. Люди, которых по наводке украинского СБУ задержал спецназ КГБ Белоруссии по подозрению «в организации беспорядков в республике», оказались ни в чем не виноваты. Потому их вернули на родину. Где они рассказали журналистам ВГТРК подробности своей истории. (подробности)

Источник: https://www.kp.ru/daily/217171/4273485/

Оцените статью
Добавить комментарий